Видеосъемка. Фотосъемка. Создание сайтов Студия DV-PRO. Главная страница  

Карьер Лазурный

Совершая очередной облет над Уралом с помощью спутника Google, я заметил водоемы, расположенные в лесном массиве. Стал изучать подробнее, и обнаружил, что эти места довольно интересны. Среди Уральских лесов находятся несколько озер, образовавшихся из затопленных карьеров (в народе - голубые озера). А в нескольких километрах от них есть еще два удивительных озера, неизвестные большинству людей, но очень популярные среди дайверов Свердловской, Тюменской и других ближайших областей.

Немного истории: В конце двадцатых годов ХХ века было открыто Анатольское никелевое месторождение, в сороковых его начали разрабатывать. Добывали там не только никель, но и различные виды асбеста, некоторые строго засекреченные как сырье для военной промышленности (асбест - это не какой-то определенный минерал, а группа минералов с волокнистой структурой). Например, редкий "голубой асбест", необходимый для атомной промышленности, синтетических заменителей которому не было. Его приходилось добывать вручную, забойщики пользовались обычной каелкой и ведром, выбирая из вскрышной породы асбест, ссыпали его в бачки, которые увозили на фабрику. А вот пустую породу грузили уже экскаваторами и вывозили "Белазами". Добыча продолжалась до 1992 года, когда сократились потребности Российской армии, и карьеры были законсервированы, то есть залиты водой - она не вредна асбесту.

С окончанием разработок на затопленные карьеры пришли дайверы. Ведь удобнее места для тренировочных погружений придумать трудно - достаточная глубина (60-130 метров), изумительная прозрачность воды, наличие подъездных путей, небольшая удаленность от крупных городов, живописные берега... Поэтому у карьера Лазурный со временем вырос целый лагерь-городок любителей глубоководных путешествий. А сами карьеры-озера стали обзаводиться разными дайверскими достопримечательностями: затопленными на дне автомашинами, шлюпками, будками, и даже автобусом и банкоматом. И все это в обрамлении подводного подлеска - елочек и сосен, запорошенных частичками ила. Ныряют в любое время года, даже зимой под лед. Иногда это небезопасно - как минимум двое дайверов не смогли подняться из карьера Тритон в марте 2010 года. Но, в основном, все погружения проходят удачно, и люди обкатывают на Лазурном и Тритоне новое снаряжение, учатся ориентироваться и фотографировать под водой, благо вода очень прозрачная. Можно сказать еще, что в отвалах, террасами окружающих карьер Лазурный, много нефрита самых разных оттенков зеленого цвета, ведь нефрит - тоже разновидность асбеста.

1 3

Голубые озера и карьер Лазурный

В середине июля, когда стояла самая жара, мы отправились в места, о которых узнали года два назад из Интернета. Это бывшие карьеры по добыче никелевой руды и асбеста в районе Нижнего Тагила, а точнее, станции Анатольская. Они лежат довольно далеко от населенных пунктов в лесах, но к ним ведут грунтовые дороги. Там находятся три больших карьера - самый дальний «Хургада» (12 километров от Анатольской), поближе «Тритон» и «Лазурный» (7,5 км). А еще ближе к станции и к шоссе Екатеринбург - Нижний Тагил, так называемые «Голубые озера», на месте затопленных карьеров поменьше.

Мы выехали электричкой на Нижний Тагил в 10.35 утра, так как это было воскресенье и не рано - вагон практически пустовал. Ехать пришлось долго, три часа. Мы и поспать успели, и почитать, и в окно посмотреть… Вышли на Анатольской в половине второго дня, самая жара. Поправили на плечах рюкзаки и зашагали в сторону магазина (его расположение прямо на перроне было обозначено стрелками). Там купили квасу, минералки и сахара. Выбор, кстати, в магазине большой. Перешли пути, обогнув грузовой состав, записали расписание поездов обратно, и свернули к домам поселочка. Там женщина подсказала, что на Никель надо идти направо до магазинчика из красного кирпича, у него свернуть налево и по дороге, никуда не сворачивая, мы и придем на карьеры. Так мы и сделали.

Дорога мимо Анатольской оказалась довольно противной - она была засыпана каким-то шлаком, который сильно пылил и содержал острые камни, чувствительно коловшие ноги даже через подошву. Хорошо, что метров через 500 дорога эта привела к трассе на Нижний Тагил и там закончилась. Александр притормозил, натянул штаны во избежание укусов комаров и слепней, мы перешли шоссе и углубились в лес по грунтовке.

Поначалу вид был довольно нерадостный - все обочины густо присыпаны мусором. К тому же с интервалом минут в пять то нам навстречу, то обгоняя нас, шли легковые машины. Стало понятно, что люди на карьере есть, и немало. Еще одно неудобство встреч с автомобилями состояло в том, что они приводили за собой хвост из слепней, которые с радостью переключались на нас. На наших брюках копошилось десятка по два жужей, но прокусить они одежду не могли, так что не сильно нас беспокоили, так, иногда кусали в голые руки и плечи, да лезли в лицо. Гораздо больше донимала жара. Рюкзаки уже не казались такими тяжелыми, как в начале пути, но все время хотелось пить. Мы прошли мимо места, где навигатор показывал речку - от нее осталось лишь высохшее русло и жалкая лужица воды, где Александр сполоснул руки. Потом справа показалась вышка - то ли сотовой связи, то ли радио. Она была тонкая, а наверху большая круглая будка, вся усаженная круглыми же антеннами.

Дорога почти все время шла в гору, а жара усиливалась. Уже очень хотелось добраться до цели, и мы с надеждой заглядывали в навигатор и за каждый пригорок. И вот, наконец, показалась небольшая площадка у дороги, где стояли несколько машин, а справа даже был виден краешек озерца в карьере. Но радость наша была недолгой - сразу же стали видны ужасные язвы этого места - дикое количество мусора, насыпанного в кучи и кучки, повсюду машины, люди… Они оккупировали все берега достаточно большого карьера. Меня даже посетила мысль - зря мы сюда притащились, это еще хуже, чем на каком-нибудь Балтыме или Чусовском.

Голубые озера

Александр предложил подняться на поляну на высоком берегу, посмотреть обстановку там. Поднялись. Кругом стояли палатки, загорали компании. Спусков к воде было мало, и они выглядели неудобными, а то и просто опасными. Хотя в озере плескались и плавали несколько десятков человек. Некоторые прыгали в воду прямо с отвесных высоких берегов, восторженно вопя. Вода в карьере казалась чистой и прозрачной. Александр попробовал спуститься с бережка в одном месте, но оставил эту затею - земля осыпалась, и с рюкзаком можно было поскользнуться и скатиться в воду. Решили мы тогда обойти карьер по левому берегу - там, вроде, людей было поменьше. Прошли краем, увидели полянку на середине высоты берега, где сидели всего три человека. Свернули туда, скинули рюкзаки и присели попить водички. Потом я отошла в лес переодеться в купальник, и вернулась, чтобы пообедать.

Александр поел нормально, а у меня совершенно не было аппетита, к тому же от жары и усталости начала болеть голова. Я съела помидор, и попила водички. Саша спросил, что будем делать. Варианты были такие: идти поискать место получше поблизости, или двигать дальше по дороге к карьеру Лазурный, это еще километра два. Я предложила поискать здесь - дело в том, что переодеваясь, я заметила в лесу еще один водоемчик, значительно меньше и мельче, чем первый, зато там была всего одна компания отдыхающих. Александр, заглянув в навигатор, сказал, что есть еще один маленький карьер, и один побольше за ним. Вот туда мы и пошли.

К этим карьерам тоже вели по лесу дороги и тропинки. Мы миновали два маленьких озерца с темноватой водой, и увидели большое красивое озеро шириной метров 30-40 и длиной больше 100 метров. Берега были также отвесные, но в нескольких местах виднелся спуск. Людей было мало, и вели они себя тихо. Да еще и палаток у них не было, так что, скорее всего, они вечером собирались уезжать. На противоположном берегу на большой поляне стоял автомобиль, рядом загорали мужчина и женщина. Вот туда мы и направились. Спросили, будут ли они ночевать здесь, и, когда узнали, что нет, спокойно выбрали место для палатки, поставили ее и осмотрелись.

Вид с высокого берега был чудесный, вода - чистая и прозрачная, вокруг сосновый лес, сверху - синее небо. Воздух напитан ароматами хвои, травы, свежести. Нам все понравилось. На самой полянке стоял кем-то привезенный стол, имелась самодельная переносная скамейка. Также были несколько костровищ, обложенных камнями. Резала глаз только большая куча мусора на краю поляны, но, с другой стороны, она была одна, и мусор не был разбросан по земле.

Пока Александр разбирал вещи, я спустилась к воде немного освежиться. Было немного крутовато, но вполне терпимо. Потом мы совсем привыкли лазить туда-сюда, как горные козы. Умывшись, я забралась в палатку, чтобы попытаться уснуть. Но это было нелегко - у наших соседей, видно, было нехорошо со слухом. Из их машины орало Нижнетагильское «Дорожное радио». Мало того, что репертуар вульгарный, так истинным испытанием было слушать тагильскую рекламу. Я все-таки задремала, и мне стало полегче. Затем Саша позвал меня ужинать, и я выползла наружу. Было все так же жарко. Я подошла к соседям, и попросила их сделать радио потише. Они, к счастью, его совсем выключили, и наступила блаженная тишина. Мы поужинали наслаждаясь тишиной. Соседи тем временем уехали.

Тем временем небо постепенно затягивалось тучками, и вдалеке гремел гром. Над берегом внезапно появились десятки стрекоз. Александр все это время трудился, аки пчела - он собрал дровишек, развел костер, вскипятил воду, заварил чай. И тут пошел дождь, загремела гроза… Непогода разогнала отдыхающих, и мы остались на нашем озере одни. В палатке попили чай. Через час дождь кончился, и Александр сказал мне, что пойдет взглянуть на большой карьер, где было много людей. Сквозь сон я попросила не бродить долго.

Александр увидел карьер почти безлюдным - все покинули его накануне понедельника. Только в двух-трех местах стояли палатки и сидели люди. На одной стоянке Саша подобрал хорошие сухие поленца для нашего костра. Кстати, отдыхающие здесь в большинстве своем ленивые - вместо того, чтобы зайти в лес и насобирать валежника, которого великое множество, они рубят сосенки прямо у стоянок. Потом Саша вернулся, но не один. С ним пришли два пеших туриста - парень и девушка. Я еще отразила в темноте, что они ставят палатку, обсуждают туристическое снаряжение, а потом крепко заснула. А Александр еще долго, до половины первого ночи, сидел на берегу, смотрел на полет летучей мыши над водой, на звездное небо, на темные воды карьера, и только потом забрался в палатку спать.

Спалось нам чудесно, ночь было очень теплой - мы даже спальники не застегивали. Свежий воздух стал прохладнее, чем днем, дул ветер, вокруг стояла тишина. Палатка была на ровном месте, поэтому спали мягко.

Проснулись мы по будильнику в 8.30 утра. Палатка трепыхалась от сильного ветра, но он не был холодным. Мы блаженно валялись еще час. А наши соседи так вообще встали часов в 11 утра, так устали прошлым днем (пришли они около 12 ночи). Сначала Саше показалось, что небо серое, но я вышла - и оказалось, что оно голубое и чистое, просто солнце еще не выглянуло из-за сосен. Мы соорудили костер, вскипятили чай, сделали зарядку. Потом позавтракали. Дальше Александр ушел на фотоохоту по соседним карьерам-озерцам, а я осталась загорать на коврике и читать детектив Агаты Кристи. Еще успела сходить набрать полстакана голубики. Вышли из палатки парень с девушкой, они оказались молоденькими, небольшого роста и довольно упитанными людьми. Легли на бережку и почти не двигались. Потом достали надутый синий матрас, подкачали его, спустили на воду и отплыли к середине озера.

Саша вернулся с рассказом о своем походе. Он обошел все водоемы в округе. Вдоль всех них по берегам идут натоптанные тропинки, полянки под стоянки с костровищами и чурбачками. Большой карьер самый впечатляющий из всех, там и были 4 компании, а больше никого. Александр пошел плавать, а я начала готовить обед - салат, пюре с тушенкой, фрукты. На поляну к нам прилетала крупная кукушка, потом заметила меня и улетела. За обедом Александр обратил внимание на разную насекомую мелочь в траве - муравьев двух видов, осу с гусеницей. Оса его особенно поразила. Она тащила гусеницу к незаметной норке в земле, норку распечатала, гусеницу туда затащила, несмотря не ее ярое сопротивление, норку закрыла куском деревяшки, потом закопала землей, взлетела, посмотрела, еще больше закопала землей, и улетела. Называется эта оса, кажется, Андрэна. Она в норке отложила яйца, а гусеница - корм для будущих личинок. Муравьи были маленькие и большие, жили рядом в подземных муравейниках, и при встрече отпрыгивали один от другого в испуге. Они с удовольствием собирали крошки нашей еды и слепней, которых мы периодически хлопали. Причем маленькие таскают слепней гораздо быстрее, чем крупные.

После обеда мы собирались пойти на дальние карьеры, до которых всего пара километров - это карьер Лазурный и Тритон. Но сначала, конечно, купались. Александр плавал долго, со вкусом, изображая китов и дельфинов, пуская фонтанчики воды и дурачась. Выходя из воды, он убил слепня, и кинул его водомеркам, которые снуют везде вдоль берега. И тут началось водное шоу! Один водомерка схватил добычу, другие бросились ее отнимать. Тут он поднялся высоко на лапки, и слепня поднял. А сам стал прыжками, как лягушка, удирать от собратьев прямо по воде. Они его потеряли, стали хватать других водомерок, без добычи… Куча мала, короче. Мы посмеялись и вернулись на полянку. Попросили парня и девушку приглядеть за палаткой, пока нас не будет. Они согласились, и сказали, что тоже потом сходят на эти карьеры, так как ничего о них до этого не слышали, а на этом озере уже не впервые. Взяли мы с собой пакет с двумя бутылками воды, фотоаппарат, и пошли.

Карьер Лазурный

По дороге прямо, налево, направо - дальше прямо километра полтора. Слепней было немного, только очень жарко. Через минут тридцать показались огромные отвалы. Дорога свернула налево вдоль них и газопровода высокого давления, потом направо. И как только мы повернули направо - показался первый карьер - Лазурный, полностью оправдывающий свое название. Вода в нем сильно напоминала южное море, бирюзово-лазурная, гладкая. Вокруг высились террасами отвесные берега. На них построены были несколько домиков под синими крышами, белый шатер. У кромки воды стояли навесы, на воде - понтоны со скамейками и лежаками. Везде была эмблема дайв-клуба Лазурный. Людей на берегу немного, очень тихо и спокойно. На противоположном берегу виднелся съезд к воде - бывшая дорога карьера, там несколько машин, полтора десятка загорающих и купающихся людей. В центре озера - небольшая платформа, видимо, для погружений, у самого берега - сходни для дайверов, уходящие сразу отвесно в синюю глубину. Мы были поражены абсолютно курортным видом этого места. Слева у берега мы заметили два затопленных металлических то ли гаража, то ли будки. Сделав несколько фотографий, мы решили дойти до большого карьера Тритон, он чуть дальше, где-то в километре от Лазурного. Мне почему-то очень хотелось искупаться именно там.

Встретили женщину с полотенцем, направлявшуюся купаться. Она рассказала нам, что отдыхать в Лазурном могут не только дайверы, а любые туристы. Легковым машинам лучше приезжать не со стороны Анатольской, а по другой дороге от села Николо-Павловское, в сторону Ново-Асбеста, и повернуть направо к озерам. Наверху в лагере есть палатки, сдающиеся отдыхающим, можно поставить свою, пребывание в лагере 100 рублей в сутки с человека, есть кафе, душевые, даже бассейн. Мы поблагодарили ее за сведения и попрощались. Вышли снова на раскаленную дорогу и продолжили путь. Заметили, что совсем пропали оводы. Но вот жара и жажда мучили еще сильнее. Вскоре Александр сказал, что по навигатору к карьеру Тритон направо, должна быть дорога. Мы увидели, что она уже заросла подлеском, но пошли по ней.

Дорога подвела к берегу, вернее к обрыву. Озеро оказалось очень большим, больше Лазурного, выглядело диким, спуск к воде был только в двух местах, там, где раньше проходила дорога для большегрузных машин на дно карьера. Так что нам пришлось вернуться на основную грунтовку, и пройти еще немного до поворота направо. После поворота дорога шла вниз, и исчезала прямо в озере. У берега стояла хорошая, добротная беседка со столом и скамьями. Людей не было. Рядом с беседкой - могильный камень с надписью, что здесь в марте 2010 года погибли два дайвера. Уставшие, измученные жарой, мы немедленно разделись и забрались в воду.

Спуск был плавный, вода чудесно прохладная, совершенно прозрачная, в ней - солнечные блики. Сквозь воду видно было множество любопытных рыб, довольно крупных - они тоже смотрели на нас. Над водой гонялась за мотыльками какая-то птичка. Светлое дно отражало солнце, блестящая дорожка искрилась через все озеро. Мы испытали неземное блаженство. Оно чуть было не нарушилось автомобилем, который въехал на дорогу, но увидев нас, водитель повернул к другому съезду к озеру, и машина скрылась за лесом. Освеженный Александр снял панораму карьера Тритон, и мы пошли в обратный путь.

Сначала было легко и не жарко. До Лазурного дошли быстро. Там решили подняться на самый верх отвалов, чтобы полюбоваться озером целиком. Нашли дорогу, так что не пришлось карабкаться по крутым склонам. Вышли на вершину - и замерли в восхищении. Лазурный сиял внизу, как драгоценный сапфир. Рядом, как на ладони, виден был лагерь дайв-клуба. У шатра-кафе стояли 4 белые статуи, позади шатра голубел большой круглый бассейн. На деревянном помосте стояли 7 больших палаток на две спальни. Дальше стояли два капитальных дома под синими крышами - то ли администрация, то ли для туристов. На террасе выше лагеря стояли 4 пластиковых куба примерно 2х2 метра, в которые накачивалась вода из скважины, слышно было, как работает насос. Дальше метров на 400 справа, на вершине стояла машина, возле нее загорали голышом мужчина и женщина. Вдоль правого берега карьера шла дорога, где видны были столики, туристические бани. Наверное, в выходные дни здесь бывает достаточно много отдыхающих. Мы провели небольшую фотосессию, попили минералки, и стали спускаться вниз. Обратно идти было легче - лес уже давал тень, да еще и с горки.

Мы вошли на нашу полянку, все было на месте, все в порядке. Только на противоположный берег прибыла компания из 8-9 человек с детьми. Мы сразу пошли купаться, а потом ужинать. У меня снова не было аппетита. Наши соседи вышли из озера со своим матрасом, спросили у нас дорогу до карьера Лазурный, и тоже отправились на экскурсию. А мы расстелили коврики, улеглись в тени под соснами и задремали. Тишину нарушали только крики отдыхающих на другом берегу - причем больше орали даже не детишки, а взрослые. Вот уж точно, они вели себя, как в лесу. Стоя на расстоянии пяти метров, они дурными голосами вопили: «Маша, где у нас лук?», или «Петя, ты купаться пойдешь?» Короче, развивали силу легких и вырабатывали командный голос. Хорошо, хоть музыку не включали громко.

Наступило время ужина. После него Александр хотел съесть яблоко, стали мы его доставать, а в мешке полно муравьев. Оказалось, они уже прогрызли в яблоке ходы, забрались внутрь, и вовсю пируют! Александр вежливо им постучал по яблоку, из дырки высунулся муравей, спросил - «чего надо?», и юркнул обратно. Тогда Саша постучал настойчивее, и муравьишки стали десантироваться с яблока на землю, их было несколько десятков, они друг за другом выпрыгивали прямо из яблока. Мы хохотали над этим происшествием. Саша говорит: "То-то я вижу, что муравьев на поляне меньше стало - а они все у нас в пакетах". Яблоко было не единственным фруктом, заинтересовавшим муравьев, досталось и черешне. Мы обрезали попорченные части и отдали их муравьям. А остальное съели сами.

Пока мы развлекались с насекомыми и фруктами, на лесной дороге послышались какие-то громкие звуки. Я подумала, что это какая-то дама из отдыхающих напилась и скандалит, но неожиданно показались наши соседи. Девушка быстро шла и махала руками, наклонив голову, и не переставая кричала. Мы подумали, что она дурачится, но это оказалось не так. Оказывается, она панически боялась любых насекомых, а на них на обратном пути с карьеров налетели оводы, вот ей и поплохело. Парень, очень смущенный, быстро вел ее к палатке. Запихал девушку в палатку, но неудачно - с ней залетели и пара оводов, так что она завопила вдвое громче. Наконец, всех ее врагов удалили, и она только тихо подвывала. Из палатки вышла лишь через час, и продолжала громко вскрикивать при подлете любой мухи. Мы испытали недоумение. Я подумала, как же они пойдут завтра на станцию. Идти-то надо днем, а не ночью, жужей будет море...

Ну, долго думать об этом мы не стали, вскипятили чайку, попили, а потом долго сидели на бережку, глядя на закат, озеро, и птиц. Компания на другой стороне успокоилась, все было тихо. Небо меняло цвета с нежно-розовых на более темные, сиреневатые. Наступали сумерки. Костерок наш догорал, потрескивал, изредка выстреливая в воздух искоркой. Над нами было огромное темное небо, усыпанное звездами. Мы еще долго сидели у костра, смотрели на огонь, на черную стену леса, а потом пошли спать.

Утром проснулись от духоты и запаха дыма. На палатку уже светило солнце, ветра совсем не было, и где-то явно горел торф, или лес. Сегодня нам предстояло решить, когда уезжать - на электричке в 16.00 или 19.30. Чувствовалось, что день будет еще более жарким, чем вчерашний. Поэтому мне не хотелось уезжать слишком рано - в поезде и в городе жара переносится хуже, чем у озера. Александр тоже так думал, потому что мы оба все откладывали принятие решения.

Мы позавтракали, искупались, посидели в тени на берегу, потом легли на коврики загорать. Я сфотографировала Сашу. Потом к нему прилетела пчела, и долго ползала по его рукам и ногам, явно с них что-то собирая. Видимо он является хорошим медоносом. Через некоторое время пчела улетела, но прилетела бабочка, красивая, с темно-шоколадными крыльями и синими пятнышками и желтой каймой на них. И она тоже стала что-то собирать с Александра хоботком. Тельце бабочки заросло густой черной шерсткой - мы решили, что это бабочка-грузин, или армянин.

К обеду на небе показались грозовые тучи, и как только мы поели - началась гроза с дождем. Пришлось прятаться в палатке. Выходить нам нужно было часов в шесть, поэтому, когда стало ясно, что дождь затягивается, я начала собирать вещи прямо внутри палатки. Потом непогода улеглась, мы выбрались наружу, и собрали Сашин рюкзак. Правда, тент от палатки пришлось уложить мокрым, но это не страшно - дома просушим. Свежесть, которую принес дождь, быстро превращалась во влажную жару. Поэтому перед выходом мы еще раз искупались в голубом озере, а я намочила майку и пошла в мокрой.

Идти надо было шустро, чтобы успеть к электричке. Рюкзаки теперь у нас были легкие, зато на дороге на нас набросились тучи оводов. Всю дорогу я махала руками, как ветряная мельница, и все равно они умудрялись лезть в нос и в рот. Мы торопились, были уже все мокрые. Александр все беспокоился, что не успеем - навигатор ему что-то такое угрожающее показывал. Но все опасения оказались напрасными, мы вышли к станции минут за 10 до поезда, Саша успел еще в магазине кваску купить.

В электричке пассажиров оказалось совсем мало, так что ехали мы с комфортом. Даже три часа как-то незаметно пролетели. На подъездах к Екатеринбургу заметили, что небо-то грозовое, и движутся тучи как раз к нашим районам. На Верх-Исетском пруду ходили серые волны, как на море. На вокзале мы успели выйти и сесть в транспорт еще до дождя, а вот к дому от остановки уже чапали по мокрому, но сильно не вымокли.

1 3

Фото карьера Лазурный и Голубых озер

1 3

Понравился рассказ - поблагодарите автора,
или расскажите о нем другим людям в социальных сетях

Если у Вас имеется видеосъемка Вашего путешествия, в нашей студии Вы сможете заказать видеомонтаж увлекательного фильма, а из фотографий можно сделать музыкальное слайд-шоу.

Может быть Вы тоже бывали в красивых и интересных местах Урала. Я с удовольствием пообщаюсь с людьми, любящими путешествовать. При желании мы можем разместить Ваши фотографии и видеоматериалы, отчеты о походах, чтобы их могли увидеть и оценить другие любители природы и истории Урала.

 

 

1 3
О студии Отзывы Задать вопрос Карта сайта

© Студия DV-PRO
Любое использование материалов с разрешения студии DV-PRO

Телефон студии: 8 904 98 25 250
редактор: 8 904 98 78 418

Гарантия качества